Тутмос III

Тутмос III Менхеперра
в иероглифах
тронное имя
ra mn xpr
личное имя
G26 ms s

Ту́тмос III Менхеперра (или Минхеперра) — шестой фараон XVIII династии древнеегипетских фараонов (1490, фактически 1468—1436 до н. э.; по другим данным, 1479—1425 до н. э., 1503—1447 до н. э. или 1525—1471 до н. э.). Современные египтологи считают его первым известным завоевателем и военным гением в мировой истории, именуя его «Наполеоном Древнего мира» (это косвенно подтверждается и относительно низким ростом фараона — около 162 см., что, впрочем, меньше роста французского императора).

Имя Тутмос (Thutmosis или Thutmoses) является древнегреческим вариантом произношения египетского имени Джехутимесу — «рождённый богом Тотом». В качестве тронного Тутмос III использовал имя Менхеперра (Минхеперра), которое передаётся в «Амарнских письменах» как Манахбирия, или Манахпирра.

Содержание

Семья

Тутмос III был сыном фараона Тутмоса II (правил в 1494—1490 до н. э.), женатого на своей сводной сестре Хатшепсут, и наложницы (или второстепенной жены) низкого происхождения Исиды. Таким образом, Тутмос III был пасынком и племянником царицы Хатшепсут (тронное имя Мааткара), единолично правившей в 1490/1489—1468 до н. э. Хатшепсут была четвёртой (и единственной оставшейся в живых) дочерью фараона Тутмоса I и царицы Яхмос, что делало её прямой наследницей престола по традиции XVIII династии.

После ранней смерти своего отца малолетний Тутмос III был провозглашен новым фараоном, а Хатшепсут — его регентом. Став фараоном, юный фараон продолжал воспитываться при храме Амона в Фивах в духе почтения к религии и, вероятно, получил качественное образование. Ещё в детстве новый фараон женился на старшей дочери Хатшепсут Нефрура, которая не дожила до совершеннолетия. Поэтому главной женой Тутмоса III стала вторая дочь Хатшепсут — Меритра Хатшепсут (впрочем, некоторые исследователи оспаривают материнство царицы по отношению к Меритре).

Тутмос и Хатшепсут

3 мая 1489 до н. э., то есть через 18 месяцев (по другим сведениям — через 4 года) после восхождения на престол, малолетний фараон, исполнявший одновременно ритуальные функции жреца Амона в главном храме бога в Фивах, был отстранён от трона легитимистской партией, которая возвела на престол наследницу древних царских кровей Хатшепсут. Во время церемонии в храме верховного бога Амона жрецы, несшие барку со статуей верховного бога, опустились на колени прямо возле царицы, что было расценено фиванским Оракулом как благословение Амона новому правителю Египта.

Хатшепсут, опираясь на поддержку фаворита и зодчего Сенмута, по происхождению бедного провинциального чиновника, а также многих представителей «интеллектуальной элиты», в том числе архитекторов Тути и Инени, темнокожего генерала Нехси, и Хапусенеба, визиря и первосвященника Амона, проводила активную политику по укреплению внутреннего состояния Египта. Наделенная выдающимися политическими способностями и незаурядным умом, женщина-фараон восстанавливала разрушенные гиксосами монументы в Карнаке и Луксоре и создала собственный грандиозный храм в Дер-эль-Бахри (вблизи Фив). Кроме того, новейшие исследования доказали, что Хатшепсут (которой раннее приписывали пассивную и миролюбивую внешнюю политику, имевшую результатом ослабление силы Египта на международной арене) лично возглавляла военные походы (в том числе первый из двух походов в Нубию) и контролировала Южную Сирию и Палестину. Однако самой известной внешнеполитической акцией Хатшепсут является снаряжение в 1482/1481 до н.э. экспедиции в Пунт (Восточная Африка).

Ещё при жизни Хатшепсут Тутмос III был допущен до командных постов в египетской армии. Вероятно, он возглавил ряд походов на Синай, в Нубию и Палестину, в которых впервые проявился его полководческий талант. Поддержка Тутмоса III армией заставляла царицу всерьёз считаться с устранённым от государственного управления фараоном.

После смерти Хатшепсут в начале 1468 до н. э. Тутмос в отместку за лишение его власти приказал уничтожить все сведения о Хатшепсут и все её изображения, однако не нанёс серьёзного вреда поминальному храму Хатшепсут в Дер-эль-Бахри — было разбито несколько размещённых в храме статуй царицы, однако сама постройка не пострадала. Тридцатиметровые обелиски Хатшепсут в Карнаке были заложены каменной кладкой, а само её имя полагалось предать забвению — оно выбивалось из картушей и заменялось именами Тутмоса I, Тутмоса II и Тутмоса III. Уничтожение имени в Древнем Египте приравнивалось к проклятию, поэтому фараоны начала XVIII династии стирали все надписи, принадлежавшие к периоду ненавистных гиксосских царей, равно как и Хоремхеб, прокляв Эхнатона, выдалбливанием имени «Угодного Атону» из царских картушей стремился истребить сведения о существовании его религиозной реформы.

Путаница с картушами Хатшепсут, заменёнными картушами её отца, мужа и пасынка, привела к созданию немецким египтологом Куртом Зете теории, объяснявшей события правления царицы междоусобиями между стареющим Тутмосом I и Тутмосом II с одной стороны, и Тутмосом III и Хатшепсут, — с другой. Репрессиям подверглись также ближайшие соратники царицы, в том числе покойный Сенмут, чья гробница была разорена, и Тути, которого на посту главного архитектора и начальника ремесленников сменил ставленник фараона Менхеперрасенеб («Менхеперра здравствует»), также занявший пост начальника золотой и серебряной сокровищницы.

Однако, параллельно с общепринятой версией о мести Тутмоса III, существует альтернативная точка зрения на причину преследования памяти его предшественницы — вероятно, эти действия были необходимы фараону только для того, чтобы доказать легитимность своего правления. Эту гипотезу частично подтверждают и недавние исследования, проведённые различными учёными во главе с Чарльзом Нимсом и Питером Дорманом. Эти исследователи, изучив уничтоженные изображения и надписи, пришли к выводу, что памятники времен Хатшепсут могли быть повреждены после 42-го года правления Тутмоса III, а не в районе 22-го, как считалось ранее, что опровергает известную теорию о мести фараона-завоевателя своей мачехе-узурпатору. Таким образом, представляется вполне возможным, что Тутмос III, следуя совету приближенных, был вынужден ликвидировать следы правления Хатшепсут в силу весьма консервативной иерархической политической системы Древнего Египта, которая допускала до управления государством только мужчин. Действительно, вплоть до начала правления македонской династии Птолемеев полновластными правителями Египта, помимо Хатшепсут, были всего несколько женщин — Нитокрис (Нейтикерт) в конце Древнего царства, Нефрусебек (Себекнефрура) в конце Среднего царства и Таусерт в конце XIX династии. Все они приходили к власти в критические периоды египетской истории, когда усложнялась проблема престолонаследования, и правили недолго. Поэтому длительное и успешное правление Хатшепсут нарушало традицию и не вписывалось в официальный канон развития древнеегипетской цивилизации.

Дискутируя относительно причин посмертных гонений на женщину-фараона, отдельные египтологи даже отказывают им в системности, выдвигая гипотезу о том, что её картуши могли пострадать в результате атонистического религиозного переворота Эхнатона: часть царского имени царицы, Хенеметамон, включала в себя имя Амона, следовательно, подлежала запрету и уничтожению. Сети I, восстанавливавший памятники XVIII династии, повреждённые при «царе-еретике», в силу традиции на место стёртых картушей мог вписывать имена не самой царицы, а её ближайших родственников.

В свете продолжающейся дискуссии относительно отношений Тутмоса III и Хатшепсут особое значение приобретает недавнее открытие девяти золотых картушей, включающих как имя Хатшепсут, так и имя Тутмоса, близ одного из обелисков у храма Хатшепсут в Луксоре.

Тутмос III в битве при Мегиддо

Став единоличным правителем, Тутмос немедленно приступил к активной военной деятельности. Весной 1468 до н. э. он выступил с войском, численность которого оценивают в 10 000 − 25 000 солдат, из пограничной крепости Джару в поход против восставших ок. 1472 до н. э. (точную дату установить весьма сложно, но в 1475 до н. э. Восточное Средиземноморье еще подчинялось власти Хатшепсут) правителей Сирии и Палестины (Ханаана) во главе с царем Кадеша, предположительно, наследником гиксосов, так как Египет рассматривал усмирение мятежников как последний шаг по уничтожению гиксосского ига. Впервые после восстановления египетской независимости государству пришлось встретиться уже не с разрозненным сопротивлением отдельных князей, как это было при предшественниках Тутмоса III, в том числе при Тутмосе I, а с большой коалицией, при этом еще и подкрепленной, вероятно, военной помощью переднеазиатских держав. Лояльными к египетской власти остались только некоторые города Южной Палестины, в том числе Шарухен, в котором разгорелось противостояние между проегипетскими и промитаннийскими силами.

Фараон не последовал совету своих военачальников и избрал кратчайший, но одновременно и наиболее опасный, из трёх путей движения к Аруне — через горный перевал по узкому ущелью, по которому египтяне двигались узкой колонной, возглавляемой лично фараоном. Тем не менее, такое решение только ввело в заблуждение неприятеля, который рассчитывал, что египтяне двинутся по Танаахской дороге, а на весь путь от Джару до Мегиддо было потрачено всего 21 день.

При лежавшем на перекрестке торговых путей южном опорном пункте восставших — Мегиддо 15 мая 1468 до н. э. состоялась первая документированная битва в истории (позже Мегиддо будет ареной многих битв последующей истории, вплоть до Египетской кампании Наполеона, а в Апокалипсисе Иоанна Богослова ему будет отведена роль места последней схватки сил добра и зла). Накануне, 14 мая 1468 до н. э. Тутмос выбрал тактически верное место для расположения своих войск: он приказал растянуть войска на запад от Мегиддо, чтобы отрезать неприятелю путь отступления на север и обеспечить возможность собственного отступления к Зефти в случае неудачи.

Блестящий полководец, Тутмос, лично возглавляя размещенные по центру боевые колесницы, наголову разбил разрозненные сирийско-палестинские войска. Хотя войска коалиции азиатских городов атаковали первыми, пытаясь отрезать египетскую армию от города, они бежали к Мегиддо при первом же натиске египтян. Жители города вытаскивали воинов союзных армий внутрь крепости с помощью связанных одежд. Однако из-за того, что египетские пехотинцы принялись грабить брошенный у стен Мегиддо богатый лагерь сирийско-палестинских войск, Тутмос III не сумел с ходу взять крепость Мегиддо.

Богатая добыча, захваченная египтянами в брошенном лагере, не произвела на фараона никакого впечатления — он обратился к своим солдатам с воодушевляющей речью, в которой доказал жизненную необходимость взятия Мегиддо: «Если бы вы вслед за этим взяли город, то я совершил бы сегодня (богатое приношение) Ра, потому что вожди каждой страны, которые восстали, заперты в этом городе и потому что пленение Мегиддо подобно взятию тысячи городов». Военная техника египтян, вероятно, ещё не была приспособлена к штурмам, поэтому они стали готовиться к длительной осаде, в результате чего Мегиддо был обнесён египетской осадной стеной, называемой «Тутмос, осаждающий азиатов». За время осады к Тутмосу прибывали с данью правители сирийских городов, избежавшие окружения в ключевой крепости Палестины.

Сопротивление сирийцев и палестинцев, оборонявших охваченный голодом Мегиддо, было сломлено лишь через 7 месяцев в результате осады. В плен были взяты 330 местных князей, восставших против египетской власти. Тутмос поступил с ними на редкость гуманно (как по тем временам), разрешив всем вернуться домой после того, как взял с них клятву верности. Правда, он подчеркнул их подчинённое положение, отправив бывших мятежников домой верхом на ослах. Египтяне захватили в Мегиддо богатую военную добычу: 924 колесницы, 2238 лошадей, 2000 голов крупного рогатого скота и 22 500 голов мелкого скота. Кроме того, в заложники были взяты родственники мятежного царя Кадеша, оставшиеся в Мегиддо, однако Тутмос III не причинил им никакого вреда и даже приказал обращаться с ними с почтением.

После победы при Мегиддо множество палестинских и сирийских крепостей, в частности три союзника Кадеша — Иноам, Нугес и Херенкеру, — сдалось Тутмосу III без сопротивления. Сыновья правителей этих областей были взяты в заложники и отправлены на воспитание в Египет — таким образом, Тутмос III дал начало практике, которой египетская администрация пользовалась на протяжении всего Нового царства, так как она одновременно и нейтрализировала возможность антиегипетских волнений, и обеспечивала лояльность местных правителей городов Восточного Средиземноморья, воспитанных при египетском дворе, к власти фараона. Тутмос III взял еще несколько вражеских крепостей в Южном Ливане и основал между горными хребтами Ливана и Антиливана одну новую – «Менхеперра Хика-Ха-сут» («Менхеперра, Изгнавший гиксосов», или же «Менхеперра, Связывающий варваров»). Цитируемый античными авторами Манефон сообщает о Мисфрагмуфосисе, путая в его личности деяния Яхмоса I и Менхеперры-Тутмоса и, соответственно, освободительное движение против гиксосов и окончательный разгром остатков гиксосского союза племен. В общей сложности, в ходе первой военной кампании было взято 119 городов. Таким образом, в ходе первого своего похода Тутмос III подчинил Египту значительные территории, вплоть до юга Финикии и Дамаска на севере.

Рассказ о первом походе Тутмоса III заканчивается изображением триумфа фараона, вернувшегося в Фивы со своим войском в начале октября 1468 до н. э. В честь своей грандиозной победы Тутмос III устроил в столице три праздника, продолжавшиеся по 5 дней. В ходе этих праздников фараон щедро одарил своих военачальников и отличившихся солдат, а также храмы. В частности, во время главного 11-дневного праздника, посвященного Амону, — Опет, — Тутмос III передал храму Амона три захваченных в Южной Финикии города, а также обширные владения в самом Египте, на которых работали захваченные в Азии пленные (примечательно, что Тутмос III не обратил их в рабство в полном смысле этого слова, а приписал к соответствующим участкам в качестве формально свободных общинников).

В следующем году – 1467 до н. э. – Тутмос III повторил поход в Сирию, без единой битвы внушив еще больший страх азиатским государствам. Ассирия, бывшая в то время второстепенным переднеазиатским государством, в силу своего временного упадка платившим дань Митанни и Вавилону, восприняла египетские завоевания в Восточном Средиземноморье как шанс обрести надёжного союзника, поэтому отправила Тутмосу III, который всё ещё пребывал в походе, богатые подарки, состоявшие из лошадей и разнообразных драгоценных камней.

Дальнейшие военные кампании Тутмоса

В общей сложности, Тутмос провел 17 военных походов в Переднюю Азию, в ходе которых он подчинил земли вплоть до Евфрата, взял 367 городов и крепостей и столкнулся с Митаннийским царством (известным египтянам и западным семитам как Нахарин, то есть «область рек»), могущественным государством в Северной Месопотамии, управляемым хурритской верхушкой. Военная деятельность Тутмоса III в Нубии ограничивалась рядом карательных экспедиций. Все военные действия велись весной и летом, когда можно было обеспечить снабжение армии продовольствием. Подробные письменные отчёты о третьей и четвёртой экспедициях Тутмоса III не сохранились (собственно, по поводу четвёртой не сохранилось вообще никаких записей).

Третий и четвёртый походы Тутмоса III, хотя о них нам практически ничего не известно (собственно, о четвёртом походе вообще не сохранилось никаких свидетельств), вероятно, были призваны усилить власть египетской администрации в Палестине. Для обеспечения тылов в ходе покорения Сирии Тутмос III разработал сложный план, предусматривавший не только взятие Кадеша, но и покорение финикийского побережья. С этой целью Тутмос III создал мощный военный флот (позже усовершенствованный с помощью финикийцев), возглавленный ветераном кампаний Тутмоса II — Нибамоном. Впервые своим новым флотом Тутмос III воспользовался во время пятого похода (1461 до н. э.), чтобы высадить войска в Джахи (Финикии). Египтяне праздновали полную победу: один царь был взят в плен, города Тунип и Арад (Арвад) были разграблены, а вокруг города Арада, славившегося своим вином, были выжжены поля и уничтожены рощи. Богатые прибережные города, в частности Тир, наблюдая многочисленные египетские войска, сразу же согласились на сдачу. За свою покорность Тир получил дополнительные привилегии и был превращён в настоящий египетский форпост на Средиземном море.

Скорее всего, именно к этому походу народная традиция привязывала позднюю (времён XX династии) легенду о падении Яффы. Это предание о сирийском походе во многом созвучно с историей о Троянском коне, столь известной в античности, и рассказывает о взятии Яффы, в древности известной как Иоппия или Йолпа, войсками египетского полководца Тути. Хитрый Тути пригласил вражеского царя и нескольких его приближенных якобы «на переговоры», где напоил их, а в опустевшие громадные сосуды из-под вина посадил сто египетских солдат. Когда эти сосуды внесли в город, спрятавшиеся египтяне перерезали охрану и открыли своим войскам ворота города. Некоторые исследователи усматривают в предании о Тути прообраз гомеровского рассказа о захвате Трои с помощью Троянского коня и арабской сказки об Али-Бабе и сорока разбойниках.

В 1460 до н. э. фараон в очередной раз возглавил свои войска, чтобы покончить с царем Кадеша, который во второй раз предал фараона, изменив заключенному договору. Тутмос приказал валить ливанский кедр, чтобы выстроить осадные сооружения вокруг Кадеша, и с помощью своего военачальника Аменемхеба взял крепость приступом. Укрепив свою власть в Ретенну (Сирии), фараон в ходе следующего похода также высадился в финикийском городе Симирне, откуда напал на близлежащий городок Улладзе, где был пленён один из принцев Тунипа, руководивший восстанием против Египта (27 апреля 1459 до н.э.). Выйдя на Евфрат, Тутмос III принял послов Хатти и Вавилона, передавших фараону богатые дары.

В 1457 до н. э., усмирив Финикию, фараон выступил в первый поход против митаннийцев. В начале похода Тутмос III высадился в гавани Симиры, взял Катну и победил в битве под Сендзаром. Затем фараон после упорного боя на «высотах Вана» взял Халпу (ныне известную европейцам как Алеппо, а арабам — как Халеб), бывший центр северо-сирийского государства Ямхад в Северной Сирии. В походе армию сопровождал лодки из Библа, которые транспортировались с помощью повозок, запряжённых быками. На Евфрате этот флот был спущен на воду, и фараон без труда взял несколько укрепленных пограничных крепостей. Двигаясь вдоль Евфрата, египетская армия овладела Нией — ключевым форпостом митаннийцев, открывавшим путь в Северную Месопотамию. Разбив митаннийского царя Шаушшатару при Каркемише и форсировав Евфрат, египетские войска захватили ряд месопотамских крепостей. Последним городом, павшим перед ударами Тутмоса III, вероятно, был Вашшукани — столица Митанни (на это косвенно указывают митаннийские источники; сами «Анналы Тутмоса III» не упоминают захват митаннийской столицы). Митаннийский царь Шаушшатара капитулировал и подписал мирный договор, заплатив победителям невиданную дань. Переправляясь через Евфрат обратно в Сирию, Тутмос III обнаружил на западном берегу реки плиту своего деда Тутмоса I — первого фараона, достигнувшего «Великую излучину Нахарины» (Евфрат), — и установил рядом собственную.

После завершения военных действий Тутмос III на некоторое время задержался в Сирии, чтобы поохотиться на слонов, ещё встречавшихся в обильном количестве на Ближнем Востоке — стадо, на которое охотились фараон и его свита, насчитывало 130 особей. Надпись в гробнице царского сподвижника, военачальника Аменемхеба повествует о несчастном случае, случившемся с фараоном во время такой охоты: Тутмос III рисковал быть растоптанным испуганным слоном, однако Аменемхеб вовремя сориентировался в ситуации и отсёк слону хобот. Военачальник отвлёк внимание животного и спас жизнь своего царя, за что получил крупное вознаграждение. Несмотря на успехи египтян в войне с Митанни, уже в 1456 до н. э. начались беспорядки в Финикии, при подавлении которых в ходе девятого похода Тутмос III захватил три города. Щедрая дань вассалов фараона, собранная им в Сирии, впервые включала подарки царя Кипра — 108 слитков меди. В 1455 до н. э. в ходе десятого похода Тутмоса III египтяне уничтожили митаннийскую армию при Арайне, причём удар, нанесённый фараоном по его главному конкуренту на Ближнем Востоке, оказался настолько мощным, что на протяжении 9 лет в регионе не происходило крупных восстаний против египетского владычества. Единственной бунтующей областью оставался Нугес, против которого направлялись девятый и двенадцатый походы фараона.

В 1452 до н. э. (тринадцатый поход) фараон снова прибыл в Южный Ливан и Северную Палестину для подавления восстания в Нугесе, после чего посетил Сирию, чтобы принять дань от местных правителей. В 1451 до н. э. (четырнадцатый поход) Тутмос III обратился на юг для усмирения номадов-семитов, кочевавших на юго-восток от Палестины, и разбил их при Негебе. Пятнадцатый (1450 до н. э.) и шестнадцатый (1449 до н. э.) походы были, по всей видимости, плановыми, имея своей целью сбор дани с населения Сирии и Палестины. Во время этих походов к фараону также поступали богатые подарки от хеттов.

В 1448 до н. э., через 20 лет после победного Мегиддонского сражения, Тутмос III вновь столкнулся с обширной коалицией городов-государств Восточного Средиземноморья, пользовавшейся поддержкой Митанни в восстании против египетского верховенства в регионе. Фараон с армией в очередной раз был вынужден вести военную кампанию против Кадеша, бывшего одной из ключевых ставок врага. Это был семнадцатый, последний, поход Тутмоса в Азию. На этот раз фараон решил изменить свою стратегию — не высаживаться на севере Финикии и оттуда наступать на сам Кадеш, а лишить центр восстания поддержки других мятежных городов. Тутмос III понимал, что царь Кадеша будет рассчитывать на внезапную атаку египтян с севера и тщательно укрепится именно в этом направлении, однако этим сирийцы сковают собственные силы и не смогут адекватно прореагировать на новую стратегию египтян.

После разорения финикийского побережья с городами Ирката и Канна египтяне подступили к Тунипу. Город не оказывал серьёзного сопротивления, однако против Кадеша фараон выступил только в середине лета, когда его солдаты сняли урожай с полей близ Тунипа. Опустошая по дороге населённые пункты, Тутмос III повёл свои войска вверх по Оронту, к укреплённому Кадешу. Во время завершающей схватки царь Кадеша сопротивлялся до последнего, используя самые немыслимые хитрости. Например, он выпустил на поле боя кобылу, вызвавшую замешательство коней, запряжённых в египетские колесницы. Однако верный военачальник фараона Аменемхеб убил лошадь (в автобиографии этого вельможи этот эпизод описан весьма красочно — ликующий Аменемхеб преподносит Тутмосу отрубленный хвост кобылы), восстановив передние линии колесничих. Таким образом, египтяне получили возможность начать молниеносную атаку, в результате которой гвардейцы фараона пробили брешь в стене осаждённого города и взяли Кадеша. Крепостные укрепления города были сравнены с землей, а мятежный правитель Кадеша, трижды восстававший против могущественного фараона, скорее всего, погиб во время штурма.

Фараон, за два десятилетия подчинивший своей власти всё Восточное Средиземноморье, пользовался огромным авторитетом в Вавилоне, у хеттов и на Крите, которые из страха перед военным могуществом Египта слали ему подарки, мало отличающиеся от дани. Память о фараоне-завоевателе долго сохранялась у покорённых им народов Сирии-Палестины: даже через столетие лояльные египетские вассалы в регионе упоминали «Манахбирию» (Менхеперру-Тутмоса III), взывая к Эхнатону с мольбами о военной помощи («Кто мог ранее грабить Тунип, не будучи (затем) ограблен Манахбирией?»).

Внутренняя политика

При Тутмосе III не останавливались и строительные работы внутри Египта. Следы строительной деятельности Тутмоса III сохранились в Файюме (город с храмом), Кумме, Дендере, Коптосе (Копте), Эль-Кабе, Эдфу, Ком-Омбо, Элефантине. Строительство велось с помощью военнопленных, а архитектурные проекты часто составлял сам фараон, что свидетельствует об определённых творческих дарованиях царя. Самым грандиозным строительным проектом Тутмоса III был Карнакский храм Амона-Ра. По сути, он был построен заново главным архитектором Пуемра на тридцатую годовщину его царствования (1460 до н. э.), когда фараон участвовал в церемонии хеб-сед. Помимо общих изменений в храме, были воздвигнуты юбилейные обелиски, один из которых ныне разрушен, а второй, содержащий упоминание о Тутмосе, «пересекающем Излучину Нахарины», находится в Стамбуле. При Тутмосе III в Гелиополе в 1450 до н. э. были воздвигнуты ещё два крупных обелиска — так называемые «Иглы Клеопатры». В 19 н. э. обелиски по приказу римского императора Августа были перенесены в Александрию. Один из них упал на бок и в 1872 был вывезен в Лондон, а другой в 1881 был привезён в Нью-Йорк. Также при Тутмосе III был начат обелиск при храме Ра в Гелиополе, законченный при Тутмосе IV.

Правая рука фараона, чати (эквивалент визиря в средневековых мусульманских странах) Верхнего Египта Рехмир (Рехмира) эффективно управлял Верхним Египтом во время военных кампаний Тутмоса III, однако и сам фараон проявил себя как талантливый администратор. Именно благодаря изображениям и текстам в гробнице Рехмира нам известен порядок управления в Египте Нового царства. Другим верным сподвижником Тутмоса III был потомок раннединастических правителей Тиниса Иниотеф (или Гарсиниотеф), управлявший оазисами Ливийской пустыни, а также бывший в некоторой степени аналогом мамлюка Рустама у Наполеона, так как готовил царские апартаменты. В мирное время Тутмос III занимался строительством храмов, в особенности посвященных верховному богу Фив Амону. Ради потребностей храмов Тутмос в 1457 до н. э. вновь снарядил экспедицию в Пунт, стараясь не уступать Хатшепсут в ее размахе. Из Пунта были завезены мирра, слоновая кость, золото, чёрное дерево и рогатый скот в большом количестве.

Тутмос III уделял особое внимание полной инкорпорации Нубии, которую возглавлял «Начальник южных стран» Нехи, в египетские структуры, особенно в последние годы своей жизни. Возможно, фараон лично посещал Нубию на 50-ый год своего правления. Такое внимание к южной провинции Египетского государства объясняется тем, что золотые прииски Нубии приносили огромную прибыль — в год добывалось более 40 т. золота, причём этот показатель был превзойден только после 1840. Во время его правления во всей Нубии сооружались египетские храмы. Например, в Семне была проведена реставрация храма Хнума, сооруженного Сенусертом III, одним из самых могущественных правителей ХII династии.

Тутмос III был первым фараоном, чьи интересы выходили за рамки государственной деятельности. Кругозор Тутмоса III, хоть и вопреки его воле, формировался под влиянием мачехи фараона, всячески покровительствовавшей искусствам. Этим фактом объясняется и нехарактерный для древневосточного владыки широкий кругозор и интерес Тутмоса III к культуре. Надпись в Карнакском храме сообщает перечень неизвестных египтянам видов растений и животных, завезённых в страну из Азии по специальному личному распоряжению фараона. Кроме того, как свидетельствует рельеф в Карнакском храме, своё свободное время фараон посвящал моделированию разнообразных изделий, в частности сосудов. Свои проекты он передавал начальнику ремесленников государственных и храмовых мастерских. Трудно представить любого другого фараона, занимающегося подобным занятием. Интересно, что первые стеклянные изделия, которые сохранились до нашего времени, были созданы в Египте при Тутмосе III, и хранят имя этого фараона.

О военной деятельности Тутмоса III нам известно по скудным остаткам «Анналов Тутмоса III», сохранившимся в 223 строках, начёртанных на стенах храма Амона-Ра, построенного в честь проведённой фараоном церемонии хеб-сед, в Фивах в форме выдержек из летописи. Кожаные свитки летописи, к сожалению, погибли, но то, что сохранилось на камне, в сочетании с другими документами, дошедшими до нашего времени, дает возможность следить за ходом практически непрерывных военных кампаний Тутмоса III, продолжавшихся 20 лет. Тем не менее, из богатого описания военной деятельности Тутмоса III уцелели преимущественно скрупулёзные описания добытых трофеев, и только информация о сражении при Мегиддо выложена практически без сокращений. Автором «Анналов Тутмоса III» является военный писец Танини, сопровождавший фараона во всех его походах. В сохранившейся гробнице Танини в Шейх-абд-эль-Курне (Шейх-абд-эль-Курнахе) царский летописец оставил свою автобиографию, прямо указывающую на то, что он сопровождал фараона в каждом его походе и был автором хроники военных походов Тутмоса III. В частности, писец утверждает, что он «… следовал за благим богом, царём правды. Я видел победы царя, одержанные им во всех странах… Я увековечил победы, одержанные им во всех странах, на письме…»

Гробница

Тутмос III умер 17 марта 1436 до н. э. (на 30 день месяца перет 54-го года своего правления), оставляя своему сыну Аменхотепу II (правившему в 1436–1412 до н.э.) огромное государство, являвшееся гегемоном на всём Ближнем Востоке. Надпись в гробнице ближайшего царского сподвижника Аменемхеба подтверждает, что Тутмос III правил 53 года, 10 месяцев и 26 дней — это третий по продолжительности срок правления египетского фараона (дольше правили только Пепи II и Рамсес II — соответственно 94 и 67 лет).

«Наполеон Древнего мира» был похоронен в Долине царей в гробнице KV34. Гробница Тутмоса III была открыта в 1898 экспедицией, возглавляемой французским египтологом Виктором Лоре. В гробнице Тутмоса III египтологами был впервые обнаружен полный текст Амдуат — «Книги о том, что в загробном мире», которую Джеймс Генри Брэстед называл «чудовищным творчеством извращённой жреческой фантазии». Амдуат в своеобразной фантастической манере повествует о двенадцати пещерах загробного мира, проходимых Солнцем-Ра на протяжении двенадцати часов ночи.

Мумия Тутмоса III была обнаружена ещё в 1881 в тайнике в Дер-эль-Бахри близ погребального храма Хатшепсут Джесер Джесеру. Мумии помещались в подобные тайники начиная с конца ХХ династии, когда по приказанию Верховного жреца Амона Херихора было перенесено большинство мумий правителей Нового царства, сохранность которых находилась в опасности из-за участившихся грабежей гробниц. Рядом с мумией Тутмоса III были обнаружены также тела Яхмоса I, Аменхотепа I, Тутмоса I, Тутмоса II, Рамсеса I, Сети I, Рамсеса II и Рамсеса IX, а также ряда правителей XXI династии — Сиамона, Пинеджема I и Пинеджема II.

В 1886 французский египтолог Гастон Масперо впервые обследовал мумию Тутмоса, обнаружив плачевное состояние тела фараона. Тем не менее, голова Тутмоса III сохранилась намного лучше, что позволяет соотнести настоящее лицо фараона с его скульптурными изображениями. Не обладая точным портретным сходством, статуи фараона всё же далеки от идеализированного изображения египетского фараона, достаточно точно отображая отдельные черты лица Тутмоса III, например, характерные «нос Тутмосидов» и узкие скулы завоевателя.

Итоги правления

Владения Тутмоса III простирались от Евфрата и южных рубежей Малой Азии на северо-востоке до IV или даже V порога Нила на юге и оазисов в Ливийской пустыне на западе. Мировая держава Тутмоса превысила по размерам, которые будут превзойдены только Новоассирийской империей, существовавшие ранее государства Саргона Аккадского и Хаммурапи. За достигнутые при нём рубежи, как на севере, так и на юге, не вышел ни один из его преемников, за исключением, возможно, Аменхотепа II, возглавлявшего завоевательный поход на юг Нубии, географические рамки которого не ясны. Египет превратился в могущественную мировую державу, протянувшуюся вместе с подчиненными территориями с севера на юг на 3500 км. Кипр (Алаши в египетских источниках) фактически превратился в вассала фараона. Степень зависимости острова от Египта окончательно не определена, однако известно, что при Тутмосе III сфера юрисдикции военачальника Тути, назначенного губернатором «северных стран», включала, помимо Сирии-Палестины, также «острова среди моря» — Кипр и расположенные в бассейне Эгейского моря очаги крито-микенской цивилизации (Кефтиу).

Помимо небывалого расширения территории государства, заслугой Тутмоса III было также создание профессиональной армии и знакомство египтян с культурным наследием ближневосточных народов. Вместе с тем, завоевательные походы фараона укрепили рабовладение и принесли огромные богатства и влияние жречеству Амона-Ра. В силу скачкообразного повышения количества рабов, добытых в азиатских странах, традиционная крестьянская община несколько уступила своим значением в качестве основного элемента экономической системы. Заложенная при Хатшепсут и Тутмосе III тенденция формирования нового служилого класса выходцев из средних слоёв населения, а также создание единого государства, объединившего египетскую, нубийскую, западносемитскую и частично хурритскую культурные традиции, привели в конечном итоге к религиозному перевороту Эхнатона и созданию одной из древнейших религий, содержащих элементы монотеизма, в качестве ответа на усиление политического и экономического могущества жрецов, также вызванного успешной военной деятельностью Тутмоса III.

Известный американский египтолог Джеймс Генри Брэстед, подводя итоги правления Тутмоса III, дал этому фараону следующую характеристику:

«Его личность более индивидуальна, чем личность всякого иного царя Раннего Египта, исключая Эхнатона... Гений, проявившийся в некогда скромном жреце, заставляет нас вспомнить Александра и Наполеона. Тутмос создал первую подлинную империю и является поэтому первой мировой личностью, первым мировым героем... Его царствование знаменует эпоху не только в Египте, но и на всем Востоке, известном в то время. Никогда раньше в истории не владел один человек судьбами такой обширной нации и не придавал ей такого централизованного, прочного и в тоже время подвижного характера, что в течение многих лет ее влияние переносилось с неизменной силой на другой континент, запечатлеваясь там, как удар искусного мастера тяжеловесным молотом по наковальне; следует при этом добавить, что молот был выкован собственноручно самим Тутмосом».[1]


Многие египтологи призывают присвоить Тутмосу III заслуженный титул «Великий». Справедливо заметить, что фараон Рамсес II — единственный фараон, по отношению к которому используется устоявшийся эпитет «Великий» (Рамсес Великий), — на самом деле был не столько успешным правителем, сколько успешно пропагандировал и преувеличивал свои заслуги, не гнушаясь нанесения известий о своём правлении на постройки предшественников и даже актов вандализма в их отношении.

Библиография

  • Брэстед Дж. Г., Тураев Б. А. История Древнего Египта. — Минск: Харвест, 2004
  • Тураев Б. А. История Древнего Востока. — Минск: Харвест, 2004
  • Авдиев В. И. Военная история Древнего Египта: В 2 т. – М., 1948–1949
  • Мертц Б. Древний Египет: Храмы, гробницы, иероглифы. / Пер с англ. – М.: Центрполиграф, 2003
  • Василевская В. Тутмос (Серия: Золотая библиотека исторического романа. Великие властители) – М.: АСТ, Астрель, 2002
  • Redford, Donald B., The Wars in Syria and Palestine of Thutmose III, [Culture and History of the Ancient Near East 16], Leiden: Brill, 2003
  • Cline, Eric H. and O'Connor, David, Thutmose III : A New Biography, University of Michigan Press, 2006

Ссылки


Предшественник:
Хатшепсут
Фараон Египта
номинально 1490, фактически 1468 до н.э. — 1436 до н.э.
Преемник:
Аменхотеп II



Выдающиеся деятели Древнего Египта
Фараоны Раннего и Древнего царства: Нармер | Менес | Хасехемуи | Джосер | Снофру | Хуфу | Хафра | Пепи II
Фараоны Среднего царства: Ментухотеп II | Аменемхет I | Сенусерт III | Аменемхет III | Нефрусебек
Фараоны XVIII династии Нового царства: Яхмос I | Тутмос I | Хатшепсут | Тутмос III | Аменхотеп III | Эхнатон | Хоремхеб | Тутанхамон
Фараоны XIX и XX династий Нового царства: Рамсес I | Сети I | Мернептах | Рамсес II | Рамсес III
Правители Позднего периода: Шешонк I | Пианхи | Тахарка | Псамметих I | Нехо II | Амасис II | Птолемей I | Клеопатра VII
Царицы: Тетишери | Яххотеп | Яхмос-Нефертари | Тия | Нефертити | Анхесенамон | Нофретари
Деятели культуры и науки: Имхотеп | Хемиун | Инени | Сенмут | Тутмос Младший | Манефон
Военачальники и придворные: Яхмос, сын Эбаны | Рехмир | Аменемхеб | Аменхотеп, сын Хапу | Потин
 
Начальная страница  » 
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Ы Э Ю Я
A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
0 1 2 3 4 5 6 7 8 9 Home