Братское

Краткий очерк возникновения поселка Братский

В первых веках нашей эры северный Крым и причерноморские степи заселяли племена тавров. С тех пор [эти земли стали называться римскими и греческими историками Тавридой, Таврией, Таврическими степями. Это название сохранилось до наших дней. Население Причерноморья часто подвергалось набегам кочевых племен с востока и запада. Скифы, готы, гунны, болгары, хазары и другие народы вторгались в Таврические степи и заставляли местное население быть всегда начеку, держать отточенным меч. Особенно успешной была борьба с кочевниками в период Киевской Руси, когда Святослав и его потомки воевали с печенегами и половцами.

В XIII веке нашей эры татаро-монгольское нашествие опустошило северное Причерноморье. В Крыму образовалось Крымское ханство, население которого составили завоеватели татаро-монголы и покоренные ими половцы, Армяне, греки, караимы и другие народы, издревле населявшие Крым. Крымское ханство вело враждебную политику по отношению к населению Киевской Руси. Поэтому славянское население причерноморских степей ушло на север, в лесостепные районы, в которых легче было спасаться от ежегодных набегов татар. С тех пор эти степи стали называться Диким полем. Крымские татары использовали его для выпаса скота и грабительских набегов. В борьбе против кочевников и татаро-монгольского нашествия постепенно сложилось Запорожское казачество, как военная сила, противостоящая завоевателям, прежде всего Крымскому ханству и Турции. Так было вплоть до 70-х годов XVIII века, когда Армия России под предводительством фельдмаршала Суворова и князя Потемкина отвоевала Крым, присоединив его владения к России. До завоевания Крыма были условные границы между Россией и Крымом, так называемые сторожевые линии. Одна из этих линий проходила примерно через Новую Богдановку, Привольное, Каштаев и далее в сторону Запорожской Сечи. Это была линия, отделявшая Дикое поле от земель России, вдоль этой линии на расстоянии 25 км стояли сложенные из 20-и метровых Бревен конусообразные вышки. На верху их был обзорный пост, наблюдавший за степью. Крымско-татарские набеги совершались обычно, когда вырастала степная трава, обеспечивающая их конницу кормом. Движение конницы поднимало облако пыли над степью, тогда на сторожевых вышках зажигались костры и весть быстро сообщалась таким образом в сторожевые гарнизоны армии и дальше в столицу. Одна из таких вышек сохранилась до Великой Отечественной войны на границе земель Привольного и Братского, у самого привольнинского кладбища. Дети наших поселенцев любили ходить к этой вышке, взбираться на обзорную площадку и осматривать окрестности. Никаких посадок и лесных полос тогда еще не было, они стали насаждаться в 1934-35 годах, поэтому все окрестные села были видны на большом расстоянии.

После завоевания Россией Крыма причерноморские степи стали заселяться выходцами из Украины, России и Германии. Екатерина II поощряла переселение немецкого населения на эти богатые свободные земли. Так появились в Аскании Новой владения Фальц-Фейна, а на реке Молочной поселения менонитов - Голштейн. Это были немецкие поселения, с землями которых граничили еще никем не заселенные целинные земли нашего будущего поселка Братский. Ближайшими были немецкие села, которые наши сельчане называли по-своему. так Рейхенфельд был ими назван - Райфилем, Кронсфельд - Кронсвилем, а Карлсруе - Кайстровом. Но это мы забежали немного вперед. А в 20-х годах XX века до нашей прародины Белоруссии доходили сведения о свободных землях на юге Украины. Эти сведения приносили солдаты Первой мировой войны и участники гражданской войны (1914-1918-1922). Писали об этих землях в своих письмах родственники, ушедшие в поисках работы на шахты донбасса. Эти письма и рассказы будоражили безземельных крестьян Гомельской области Быховского района.

Дело в том, что Белоруссии местность лесная, болотистая, почвы малоплодородные для злаковых и огородных культур. Из злаков выращивали в основном рожь, выручал картофель, дары лесов: грибы, ягоды. Поймы рек и луга давали сено. Хлеб в основном был ржаной, зачастую для экономии муки в тесто добавляли толченый картофель, хлеб получался тяжелым, влажным и плохо переносимым стариками и детьми. Да и такого часто не хватало до нового урожая. О пирогах, лапше, варениках, блинах трудно было даже думать многодетным семьям. Из овощей созревали огурцы и капуста, а помидоры не успевали созревать до осенних холодов. О вахтовых культурах-южанах не могло быть и речи.

А солдаты, возвращавшиеся домой, рассказывали об украинских пшеничных полях, цветущих садах, пышных хлебах и т.д. О землях, где бочками засаливались арбузы, яблоки, огурцы, помидоры, капуста, много варилось кавунного меда, черешневого и абрикосового варенья. Все это казалось для многих сказками.

Жизнь предъявляла свои требования к отцам и матерям многодетных семей. Например, у братьев Петра и Тимофея Станкевич были семьи, состоявшие из 7 человек, Ефим Станкевич был еще холост. Все 15 человек жили в одной избе и имели три десятины земли. А на Украине на каждого члена семьи мужского пола в годы НЭПа давалось две десятины, а на членов семьи женского пола - одна десятина. На Украине семьи трех братьев Станкевич получили бы не три десятины, а двадцать три. Земля позволяла иметь достаток для пропитания семьи и содержания домашнего скота и птицы.

Кроме материальных трудностей, жизнь многих семей евангельских христиан Быховского района Гомельской области осложнялась еще тем, что их семьи подвергались преследованиям, притеснениям, унижениям со стороны православной церкви и местных властей. На Украине же была свобода вероисповеданий и главное свободные плодородные земли.

Задумались наши отцы и деды над своей земной жизнью и решили просить у Бога совета. Ведь они были людьми глубоко верящими Богу. И стали они в посте и молитвах просить совета и воли Божьей на переселение в Украину. Первых ходоков послали на Украину поздней осенью 1925 года. Это были евангельские христиане, братья по вере Борисевич Павел Михайлович и Станкевич Тимофей Никифорович. Первому было 23 года, второму - 38. Решили ехать на Донбасс к своим односельчанам, работающим на шахтах, и там все узнать. Ехать нужно было с пересадкой на станции Федоровка. когда они встали с поезда и ознакомились с расписанием поездов на Донбасс, оказалось, что следующий поезд будет через сутки. Что делать? Где остановиться на эти сутки? Решили поискать людей одной веры. Служащие станции указали на семью Федота Павловича Слабожана. Нашли. Познакомились и приглашены этим братом к себе в дом. Выслушав рассказ наших ходоков о их жизни в Белоруссии, он решил показать им свое хозяйство и заготовки к зиме: запас зерна, домашний скот, птицу, кладовые, погрев. Затем пригласил их к столу. Все увиденное произвело хорошее впечатление на наших ходоков. Хозяин дома посоветовал им ехать не в Донбасс, а в ближайший уездный город Мелитополь и обратиться в землеустроительный комитет уездной администрации. стали вместе просить у Бога благословение. каждый шаг их сопровождался молитвой. На следующий день поехали в Мелитополь.

Местный уездный землемер (л это был очень влиятельный человек в то время) внимательно выслушал наших ходоков и предложил им сесть в его тачанку и поехать посмотреть на свободные для заселения земли. И увидели наши отцы неоглядную степь, ровную как стол. Поле расположено вдоль железной дороги. В трех километрах - ближайшее село Рейхенфельд и железнодорожная станция Плодородие. В этом селе есть больница, аптека, школа, почта, мельница, маслобойня, просорушка. Это были очень важные факторы в пользу переселения. Ну, а как же смотрели наши жители лесов на осеннюю степь? Бурьян выше роста человека: полынь, буркун, щирица, левада, конский щавель, осот, курай (перекати-поле), молочай, репейник и др. откопали глыбу земли и ходоки увидели впервые настоящий чернозем, веками непаханый (с XIII века). Земля оказалась черной, зернистой и жирной. Здесь же увидели массу зайцев и больших степных птиц - дроф. Это не водоплавающая птица степная весом до 16-18 кг. По мере распахивания целинных земель дрофы исчезали и сейчас они живут только в заповеднике Аскания Нова. Все увиденное понравилось ходокам. Узнали о цене на землю, об условиях переселения, подъемных и возвратились в свои села Ходутичи и Прибор. В своих поместных церквах они рассказали обо всем увиденном и снова просили у бога благословения на переселение.

И вот поздней осенью 1923 года семья Тимофея Никифоровича Станкевича первой отправилась в путь на эти Благословенные Богом земли Мелитопольского района, Ново-Богдановского сельсовета. зимовали на квартире в Новой Богдановке, а в марте месяце 1924 года переехали на отведенный для поселка участок земли и поселились в выкопанной землянке, покрытой бурьяном. В эту же весну приехали из Белоруссии два брата Петр Никифорович и Ефим Никифорович Станкевич и сестра Анна Никифоровна Домбровская со своими семьями и близкими родственниками и единоверцами из сел Ходутичи и другие. И назван был наш поселок в честь первых переселенцев Братским.

Сразу же начали выжигать бурьян, строить шалаш для молитв и жертвенник. После поста и молитв совершили в этом шалаше первое Богослужение и просили благословения на жизнь в новых для них условиях. Этот шалаш и жертвенник выли построены у начала нашего поселка, на углу улицы возле дома Павла Михайловича Борисевича.

В эту первую весну переселенцем пришлось распахивать целину, засовать ее, одновременно строить непривычным способом дома. Они не рубились из бревен, а были литые из земли и соломы, либо вылепленные из вальков. Всему приходилось учиться у соседей. Одни охотно приезжали из Новой Богдановки и все показывали, а другие отворачивались и говорили: «Геть туди, звідкіля приволоклися!» так начиналась жизнь на новом месте. К осени часть жилья была утеплена для скота, а часть приготовлена для семьи. Остальное оставалось достраивать следующим летом. Жизнь была вся в труде, но она радовала. Урожаи были очень хорошие для всех культур. Один арбуз весил до 16-20 кг. С гектара земли собирали обильные урожаи зерновых, до 50 центнеров. Жили первопоселенцы очень дружно. Несколько семей объединяли свои средства и сообща покупали плуги, бороны, сеялки, косилки, молотилки. Вся домашняя утварь у переселенцев была из дерева. Это были деревянные прялки, ткацкие станки, ступы, ведра, корыта, лукошки, корзины - все привезено из Белоруссии.

Особым уважением у жителей поселка пользовались семьи Столярковых (Ефим, Константин, Герасим) и Каспировых (Димитрий и сыновья: Григорий, Даниил, Илья). Братья Столярковы в полном соответствии со своей фамилией были умельцами - столярами. Посреди села стояла столярная мастерская, в которой изготавливались балки, бантины, кроквы, двери, оконные рамы, столы, табуреты, лавки и другое. А семья Каспировых славилась кузнечным мастерством. Кузница находилась рядом со столярной мастерской, здесь делались оси для телег, битюгов, тачанок, бидарок, тачек, бричек; колеса, замки, завесы, задвижки, серпы, косы, ножи и многое другое.

Первый детский велосипед в нашем селе был изготовлен в кузнеце Касперовых для дочери Даниила Каспирова - Фаины. По воскресным дням дети села шли к дому Даниила, чтобы покататься на этом велосипеде. А подростки и молодежь развлекались по выходным дням в центре села, где были построены теми же умельцами Столярковыми и Касперовыми высокие качели. Всю неделю жители села были заняты трудом. А в воскресные дни дети и молодежь группировались в маленькие игровые коллективы, каждый избирал игру по своему интересу. Игры развивали ловкость, находчивость, быстроту бега, меткость броска, силу удара палкой по мячу или по цурке. Тогда играли в игры, о которых молодежь сейчас даже не знает. Это были: лапта, городки, флажки, поле, палка и цурка, ярочки. Девочки младшего возраста играли мячами в пристенок, кремушки. зелень, дочки-матери, школу, кухню и т.д. Зимними вечерами соседские дети собирались в одном из домов и играли в такие игры как колечко, жмурки, панаса. Игры были глубоко нравственными и целомудренными. часто в них отражались какие-то стороны трудовой крестьянской жизни.

А наши отцы и матери по воскресным дням ходили на собрания. Первое время они собирались в доме Прохора Яковлевича Домбровского. Все село наше с 23 года по 30-е годы было христианским. В нем жили только евангельские христиане. В то время братья нашего поселка вели большое мис сионерское служение. Они по воскресеньям выезжали в окрестные села и вели большею работу по евангелизации, несли благую весть по всей округе. Это были выезды в Молочанск, Токмак, Мелитополь, Старую Богдановку, Голштейн, Веселое, Тимошевку.

Но вот пришла коллективизация 1931-32 годов. Все нажитое тяжелым крестьянским трудом вдруг насильственно забиралось. Уводили с дворов лошадей и коров. Увозили весь сельскохозяйственный инвентарь, насильно забирались так называемые излишки хлеба. После этого семья оставалась без хлеба и семян для посадки на будущий год. Только безвозмездная братская помощь сельчан помогла нашему поселку не дать умереть с голоду ни одному жителю нашего села. Вера помогла выстоять в те стрлшные годы.

Потихоньку село начало строительство хозяйственных помещений: амбара, коровника, конюшни, свинофермы. Эти строительные работы вели Водич Иона, Столярков Герасим, Тарасенко Павел, Щепов Роман, Щепов Даниил, Клопов Максим, Каспиров Илья, Мокаёв Алексей и др. Первыми животноводами в нашем поселке были: Лысенков Александр, Мокаёв Алексей, Рудов Аврам, Пушков Денис, Снопков Егор, Станкевич Тимофей. Многие годы работали в извозе ездовые нашего колхоза: Клопов Демьян, Клопов Илларион, Станкевич Ефим. Они привозили со станции Федоровка строительный лес, из села Терпение - горючее, из Мелитополя - металлические конструкции, сельскохозяйственные машины. А когда нашему колхозу добавили землю за станцией Федоровка, так называемую у нас «Абисинию», многие годы связь с нею поддерживал ездовой Сергей Кравченко.

Первыми бригадирами нашего колхоза выли: Мокаёв Фёдор, Щепов Роман, Водич Григорий, Борисевич Иван. В послевоенные годы бригадиром был хороший организатор и уважаемый всеми человек Сергиенко.

Первыми трактористами в нашем колхозе были: Водич Яков, Мокаёв Иван, Хоботняков Афанас. Первый трактор в нашем хозяйстве появился в 1934 году. Первым комбайнером в нашем поселке была женщина – Мокаёва Зоя. А первый комбайн у нас появился в 1937 году. Первая грузовая машина в нашем поселке появилась в 1936 году, ее номер был 7-12-72. В 1937 году в нашем братском началась посадка сада, возникла садоводческая бригада. Эту бригаду возглавил сначала Водич Григорий, а после войны Борисевич Иван Иванович. Об этом бригадире хочется сказать особо несколько добрых слов. Это был скромный и глубоко порядочный человек. В его садоводческой бригаде многие годы работали Ковалев Игнат, Станкевич Тимофей, Толстенков Семён. Именно эти люди растили и ухаживали за тем прекрасным садом, о котором теперь жители поселка по-доброму вспоминают. Первые годы в колхозах во время уборки хлебов практиковались общие обеды для всех работающих в поле, многие годы на этой колхозной кухне работала Александра Егоровна Станкевич, наша добрая тетя Саня. Кроме работы на колхозной кухне, тетя Саня заслужила добрую память у жителей нашего поселка тем, что помогала всем мазать дома, месить замесы. Жители Белоруссии с этим видом работы не были знакомы, и всех Безвозмездно учила и всем Безвозмездно помогала наша миниатюрная женщина-сестра-наша тетя Саня. Удивительно, где брались у нее силы ежегодно месить десятки замесов, мазать десятки домов снаружи и внутри, всем помогать.

Вплоть до 1937-38 годов наш поселок был христианским. Все жители

села были верующими людьми. В селе не было воровства, сквернословия, скандалов, пьянства, драк. Но в 37-38 годах в наш поселок хлынула новая,

вторая волна переселенцев из Белоруссии. Их приезд совпал с запретом собрания евангельских христиан, закрытием церквей и арестом верующих. Наше село затронули и сталинские репрессии. Ни в чем неповинные, честные и порядочные труженики нашего села были подвергнуты аресту и ссылке на десять лет на Колыму. Потом им добавили еще пять лет поселения в Казахстане. Это выли Водич Никифор, Домбровский Прохор, Касперов Дмитрий, Клопов Илларион, Мельников Яков, Станкевич Семен. мало того, что ни в чем неповинные люди подверглись аресту и ссылке, дети остались без кормильцев-отцов. Семьи их подвергались гонениям, оскорблениям, унижениям. Двое из арестованных Мельников Яков и Домбровский Прохор погибли в ссылке. За эти годы (38-40) мораль в нашем поселке заметно изменилась к худшему, гонения за веру привели к утере страха перед судом Божьим, привели к падению морали: в селе стали появляться воровство, хулиганство, сквернословие. В наши дни восстановлена свобода вероисповедания, свобода совести. В поселке построен дом для молитв. Началось возрождение христианской морали завещанной нам Иисусом Христом, нашим Спасителем.

Молодое поколение жителей поселка Братский интересует, кто же были первопоселенцами, и кто приезжал из Белоруссии позже. Это можно установить по фамилиям, по порядку домов. Дома первопоселенцев строились со стороны железной дороги в сторону трассы. По четной стороне это дома: Станкевичей, Домбровских, Жевлаковых, Каспировых, Щеповых, Купцовых, Снопковых, Пусиковых, Малеевых, Лишанковых, Кравченко, Водичей, Макаёвых, Клопова Иллариона. По нечетной стороне это дома: Борисовичей, Столярковых, Кожемякиных, Лысенковых, Шикунова Ивана, Лишанкова Никиты, Бурмистровых, Ящинковых, Рудовых, Исаевых, Тарасенковых, Малаховых, Столярковых, Власовых, Клопова Демьяна, Толстенковых, Шикунова Матвея. А дома, которые появились между домами первопоселенцев - это либо люди второй волны, либо отделившиеся дети старожилов.

Через тяжкий труд, военное лихолетье, жил н хорошел наш Братский. Он славился Божьими благословениями и трудолюбием жителей поселка. Если у первопереселенцев вся утварь была деревянной, а одежда и белье из самотканого льняного полотна, то в наши дни жизнь поселка изменилась до неузнаваемости. Вместо земляных домов и землянок стоят кирпичные дома, хозяйственные постройки. В домах водопроводы, паровое отопление, стиральные машины, телевизоры, велосипеды, автомашины, аудио и видеотехника. Люди модно одеты и обуты. У села есть остановка для электричек. Всем этим мы должны дорожить и за все благодарить Бога. Сколько раз власти пытались изменить название поселка, как ни раздрожало их название Братский, но он остался Братским.

Пророк Елисей однажды спросил у гостеприимной сонамитянки, чем он может ей помочь. Может быть поговорить с военачальником или царем? Она ему ответила: «Нет, среди своего народа я живу». (4 цар4:13) И если эти слова внесены в Библию, значит Богу угодно, чтобы и мы жили среди своего народа, на своей земле, которую дал Бог нашим дедам и отцам.

В книге «Руфь» Ветхого Завета Библии описывается, как Ноеминь ушла с мужем и двумя сыновьями от голода из Вифлеема в землю моавитскую. Но Бог этого переселения не благословил, она вскоре похоронила там мужа и обоих сыновей. Но жить в чужой земле не смогла. С одной из верных невесток возвратилась она в Вифлеем. И Бог благословил ее возвращение. Невестка вышла замуж за Вооза и подарила ей внука Овида. Овид родил Иессея, а Иессей родил Давида. А род Давида дал землянам Иисуса Христа, Спасителя нашего. Вот какое благословение получила Ноеминь и мы, благодаря исполнения Ноеминью воли Божьей.

Пусть эти примеры научат нас ценить нашу земную родину и жить на той земле, которая Богом дана нашим отцам. Будем сеять на ней добрые зерна и очищать от плевел, терниев и волчц.

Будем беречь завещанное Богом единство Церкви Христовой, оберегать ее от распрей и ветроучений, быть едино, как едины Иисус Христос со своим Отцом небесным.


Алла Тимофеевна Протопопова, дочь первопереселенцев Станкевич Тимофея Никифоровича и Александры Парфентьевны.

Источник

Сайт поселка Братский

 
Начальная страница  » 
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Ы Э Ю Я
A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
0 1 2 3 4 5 6 7 8 9 Home