По полю танки грохотали

«По по́лю та́нки грохота́ли» — советская военная песня. Считается народной.

Содержание

Предисловие

Среднее время жизни танка в бою — не более 20 минут.

История

Песня представляет собой переделку старой шахтёрской песни «Коногон», прозвучавшей в фильме «Большая жизнь».

Вариант песни был опубликован в повести Виктора Курочкина «На войне как на войне», а в своём теперешнем варианте она появилась в одноимённом кинофильме («На войне как на войне»), посвящённом экипажу самоходно-артиллерийской установки СУ-100 во время Великой Отечественной войны. Сразу после премьеры кинофильма песня обрела огромную популярность в армейской среде, особенно среди танкистов и артиллеристов-самоходчиков. В некоторых частях эта песня стала «полуофициальным» гимном подразделения.

В середине 1990-х годов песня обрела новую популярность после того, как её в своей обработке исполнили Чиж и Ко. В конце 1990-х гг. Данилой Воробьёвым [1] был сделан весьма точный по смыслу и ритму стихотворный перевод этой песни на английский язык. Благодаря помещению его Василием Фофановым на свой подраздел Броне-Сайта Василия Чобитка (а позже и в английскую Википедию), песня получила распространение и за пределами бывшего СССР[Источник?]. Военные эксперты из стран СНГ, бывшие в командировках за рубежом и встречавшиеся с англоязычными коллегами на выставках и совместных учениях, также внесли свой вклад в набирающую популярность[Источник?] песни в бронетанковых частях других стран. В частности, англичане оценивают её как одну из лучших песен на тему Второй Мировой войны наряду со своей «Умирает Томми в пустыне…»[Источник?].

Варианты

Как и у всякой народной песни, у этой песни существует огромное количество вариантов не только для танкистов, но и для других военных профессий: лётчиков, десантников, матросов, партизан. Варианты отличаются не только по содержанию, но и по числу и очерёдности куплетов.

Схема рифмовки песни напоминает рифмовку многих народных песен — чередуются ABAB и ABCB, то есть третья строка не всегда рифмуется с первой. Тем не менее, есть основания предполагать, что в первоначальном тексте рифмовка соблюдалась строже: так, к строке «И будет карточка пылиться» более естественная рифма — «при петлицах» (петлицы в армии были отменены в январе 1943 года). Есть и другие варианты, где погоны не упоминаются — «в военной форме, при пилотке…».

Откуда взялась строка «поднимут на руки каркас» — неизвестно, так как каркас танка, даже бы если он существовал, «взять на руки» достаточно проблематично по причине веса. Версия, что эта строка взята из авиационного варианта песни, также вызывает возражения. В одном из вариантов упоминается «оттащат тросами каркас».

Существовали и невоенные варианты песни — например, о машинисте.

«Популярный» вариант текста «Канонический» текст песни[Источник?] повесть Виктора Курочкина
На поле танки грохотали,
Солдаты шли в последний бой,
А молодого командира
Несли с пробитой головой.
По танку вдарила болванка.
Прощай родимый экипаж.
Четыре трупа возле танка
Дополнят утренний пейзаж.
Машина пламенем объята,
Вот-вот рванет боекомплект.
А жить так хочется ребята.
И вылезать уж мочи нет.
Нас извлекут из-под обломков,
Поднимут на руки каркас,
И залпы башенных орудий
В последний путь проводят нас.
И полетят тут телеграммы
Родных и близких известить,
Что сын ваш больше не вернется.
И не приедет погостить.
В углу заплачет мать-старушка,
Смахнет слезу старик-отец.
И молодая не узнает,
Какой танкиста был конец.
И будет карточка пылиться
На полке пожелтевших книг.
В военной форме, при погонах,
И ей он больше не жених.




По полю танки грохотали,
Солдаты шли на смертный бой,
А молодого командира
Несут с пробитой головой.
А вот попала в танк болванка,
Так что прощай, мой экипаж.
Четыре трупа возле танка
Украсят утренний пейзаж.
Машина пламенем объята,
Сейчас рванет боекомплект.
А жить так хочется, ребята,
Но вылезать уж силы нет!
Нас извлекут из под обломков,
Поднимут на руки каркас,
И залпы башенных орудий
В последний путь проводят нас.
И полетят тут телеграммы
Ко всем и близким и родным,
Что сын их больше не вернётся
И не приедет погостить.
В углу заплачет мать-старушка,
Слезу рукой смахнет отец,
И дорогая не узнает,
Какой танкиста был конец.
И будет карточка пылиться
На полке пожелтевших книг
В танкистской форме при погонах,
И ей он больше не жених!











Моторы пламенем пылают,
А башню лижут языки.
Судьбы я вызов принимаю.
С ее пожатием руки.
Нас извлекут из-под обломков,
Поднимут на руки каркас,
И залпы башенных орудий
В последний путь проводят нас, -
И полетят тут телеграммы
К родным, знакомым известить,
Что сын их больше не вернется
И не приедет погостить.
В углу заплачет мать-старушка,
Слезу рукой смахнет отец,
И дорогая не узнает,
Какой танкиста был конец.
И будет карточка пылиться
На полке позабытых книг,
В танкистской форме, при погонах,
А он ей больше не жених.
Прощай, Маруся дорогая,
И ты, КВ, братишка мой,
Тебя я больше не увижу,
Лежу с разбитой головой… -
Две последние строки в каждом куплете повторяются

См. также

Прослушать
Страница Описания

Ссылки

 
Начальная страница  » 
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Ы Э Ю Я
A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
0 1 2 3 4 5 6 7 8 9 Home